Что ищут пользователи:

CексОтношенияАвтоНовостиПогода

«В космосе было страшно… интересно.»

Первый космонавт Украины, Герой Украины, кандидат технических наук, космонавт-испытатель, военный летчик-испытатель 1 класса, обладатель ордена «За мужество» 1 степени Леонид Каденюк рассказал, что чувствует человек, которому посчастливилось увидеть Землю с космической орбиты.

Как получилось, что Вы выбрали именно эту профессиональную деятельность?

– Детство моего поколения совпало с началом космической эры. 12 апреля 1961 года впервые в истории человек полетел в космос. Это был Юрий Гагарин. Такое событие имело значение не только планетарное, но и вселенское. Поскольку цивилизация на одной из планет Вселенной, наконец, создала такие технические средства, с помощью которых смогла преодолеть притяжение своей планеты и вырваться в космос.

Первый полет всколыхнул умы всех людей. У миллионов моих ровесников и у меня родилась мечта летать в космос. Перед этим я мечтал стать летчиком-истребителем.

Просмотр художественного фильма «Повесть о настоящем человеке» в 6-летнем возрасте так меня впечатлил, что решил стать, как герой картины – летчик-истребитель Алексей Маресьев. Узнав о том, что Гагарин тоже летчик-истребитель и о том, что в космонавты берут людей этой профессии, я и решил, что буду космонавтом.

Каким из достижений Вашей жизни Вы гордитесь?

– Космическим полетом. Я провел в космосе 15 суток и 16 часов. Мне посчастливилось побывать в совсем ином мире – мире невесомости и космоса. И, что важно, увидеть нашу чудо-планету со стороны. Там, на орбите, приходила мысль о том, что на таком красивом земном шаре должна быть и красивая жизнь. Но именно красота Земли помогла глубже осознать, как несовершенно человеческое общество, как неправильно мы живем. На встречах со школьниками и студентами всегда говорю о том, что жизнь человека должна начинаться с мечты. Но не обязательно мечтать стать космонавтом. В мире много интересных и нужных профессий. Знаю по себе, что мечта дисциплинирует человека, помогает преодолевать трудности. Благодаря моей высокой мечте, я среднюю школу закончил с серебряной медалью, занимался спортом.

Когда меня спрашивают, тяжело ли стать космонавтом, отвечаю, что если эту мечту смог воплотить в жизнь мальчишка из буковинского села, то ее сможет воплотить любой человек, который захочет это сделать. А на вопрос о секрете моего успеха, отвечаю, что абсолютно никаких тайн.

А Вам было страшно, когда вы уже были на старте перед взлетом?

– Того страха, о котором Вы спрашиваете, не было. Было колоссальное напряжение. Скажу откровенно, что даже посещали мысли какой-то обреченности, но я волевыми усилиями от них избавлялся. А вообще-то мне, как профессионалу, было страшно интересно, а не страшно от того, что может что-то произойти. Да и работа летчиком-испытателем предопределила мое предстартовое психологическое состояние. Я летал почти на 60 типах и модификациях различных самолетов. Испытывал истребители МиГ и Су. Эта профессия сопровождается неизбежными аварийными ситуациями. Она и закалила мою нервную систему. То, что для нормального человека должно быть стрессом, я воспринимал более спокойно.

Выходит, что в своей жизни вы постоянно испытываете судьбу, выбирая рискованные профессии? Вы экстремальный человек?

– Профессии летчика-испытателя и космонавта действительно опасны. Но риск тут полностью оправдан. Это мне тоже нравилось в моей работе. Осознание важности и необходимости для науки и страны предопределяло и мое отношение к работе. Эти профессии требуют от человека огромных профессиональных знаний – нужно уметь не только хорошо пилотировать самолет или космический корабль, но и быть грамотным инженером. Ведь летчик-испытатель и космонавт-испытатель принимают участие в создании, испытаниях сложных авиационных и космических систем.

Кроме Черниговского Высшего военного авиационного училища летчиков с получением квалификации «Пилотирование и эксплуатация летательных аппаратов», я закончил Центр подготовки летчиков-испытателей, Московский авиационный институт, став инженером-механиком, и Центр подготовки космонавтов им. Ю. А. Гагарина, где получил диплом «космонавт-испытатель». Эти профессии творческие. И это тоже их объединяет.

Я знаю, что вы награждены орденом За мужество.

– Да. Причем 1-ой степени и № 0001. Тут я бы хотел сказать, что выполняя сложную и опасную работу, мы не думаем о мужестве. Летчики-испытатели и космонавты – это обычные люди, выполняющие необычную работу. Поэтому, наверное, их и считают необычными людьми.

От чего в Вашей работе Вы получаете наибольшее удовольствие?

– В любой профессии человек получает удовольствие от конечного результата. Когда во время испытательной работы выполнял 2-4 полета в день на истребителе и уставал от перегрузок, домой возвращался с чувством огромного удовлетворения.

Что же касается космического полета, то перед возвращением на Землю я уже понимал, что задание выполнил так, как от меня требовали украинские и американские ученые. Это обстоятельство стало подспорьем моего хорошего психологического состояния перед возвращением.

Есть ли у Вас хобби, которое заряжает Вас позитивом и помогает восстановить силы?

– Мои хобби – это спорт, чтение, прослушивание музыки, путешествия. После отбора в отряд советских космонавтов в 1976 я увлекся бегом на длинные дистанции. На протяжении многих лет 3–4 раза в неделю бегаю по 10 км. Мои любимые композиторы – П. Чайковский и Л. В. Бетховен. Классическая музыка отображает внутренний мир человека, огромный спектр его чувств. Еще люблю путешествовать – получаю удовольствие, когда еду куда-либо в автомобиле или поезде с семьей. Сейчас работаю над третьим изданием своей книги «Миссия – космос» – это меня тоже очень радует.

Кого сложнее дисциплинировать – подчиненных/коллег или собственных детей, как Вам кажется?

– Легче дисциплинировать подчиненных, поскольку они зависят от начальника. С друзьями-коллегами должны быть дружеские отношения. Дисциплинировать их ни к чему, им можно дать только хороший совет. С детьми сложней. Тут вмешивается родительская любовь, которая иногда мешает воспитанию.

Могли бы Вы сказать, что непреклонность и принципиальность не всегда помогают решать бытовые вопросы?

– Да. В быту, семейных отношениях должны быть согласие и взаимопонимание. А непреклонность и принципиальность, как правило, приводят к противоположному результату.

Вы строгий папа?

– Нет, не строгий. Я понимаю, что любовь к детям дожна иметь свои пределы и быть разумной. Хотя, надо отметить, воспитанием детей больше занималась жена. Я был занят своим серьезным делом, часто ездил в командировки. Однажды после возвращения из очередной поездки, младший сын, которому было 3 года, спрашивает утром: «Папа, а почему ты дома ночевал?».

Что Вы можете посоветовать людям, которые чересчур эмоционально воспринимают все, что происходит у них на работе?

А был случай, когда на несколько дней я остался один с сыном. Сварил куриный бульон, дал трехлетнему сыну и спросил, вкусный ли суп. Ответ был таким: «Да, папа, вкусный, только листики в нем были не очень вкусные». Он, оказывается, съел лавровые листки.

 

Есть ли у Вас воспоминание, которое моментально из состояния раздражения переводит Вас в совершенный релакс?

– Да, ностальгические воспоминания детства, когда был жив отец. Во время войны он работал полковым разведчиком. С войны в боях за Будапешт носил семь осколков от разрывной пули. У него была благодарность от самого Иосифа Сталина. Мы, трое его сыновей, гордились им. Ведь это была награда от руководителя великой страны – Советского Союза.

В космосе для психологической разгрузки я часто прибегал к релаксации методом воспоминаний. Это помогало.

А что же Вас может возмутить?

– Несправедливость, хамство.

Позволяете ли Вы себе быть сентиментальным, растроганным?

– Да, иногда я бываю сентиментальным. В космосе, где все воспринималось острее, при прослушивании песен, на которых вырос, иногда комок к горлу подкатывал. Во время испытательной работы, когда погибал кто-то из товарищей, в глазах своих коллег я тоже видел слезы. Но они были совсем другими, какими-то особенными.

Мы знаем, что у космонавтов титаническое здоровье, а есть ли у Вас вредные привычки?

– «Титаническое» – наверное, громко сказано. Конечно, они здоровы. Это важнейшее требование к космонавту как профессионалу. Например, при отборе моей группы, из трех тысяч молодых летчиков-истребителей выбрали всего девять человек в отряд космонавтов.

Это интересно

x
Для удобства пользования сайтом используются Cookies. Подробнее...
This website uses Cookies to ensure you get the best experience on our website. Learn more... Ознакомлен(а) / OK