Что ищут пользователи:

CексОтношенияАвтоНовостиПогода

«Сила нужна, но лишь в тех случаях, когда не помогла мягкость»

Ашот Арушанов: «Я кажусь грозным. Это стереотип байкера».

Ашот Арушанов – основатель фестиваля «Тарасова гора», безумный байкер и грозный человек, который признался, что любит безбашенного художника и гениального поэта.

Как получилось, что Вы выбрали именно эту профессиональную деятельность, занялись организацией мотофестивалем?

– Я бы не разграничивал, не называл бы это профессией или увлечением. Это просто моя жизнь. Не было у меня такого выбора: ездить на мотоцикле или летать на самолете. Просто давно с детства мечтал гонять. И, к счастью, детские мечты воплотились в реальность.

Но Вы могли сесть за штурвал самолета, а выбрали «железного коня»?

– Я всегда говорю: если бы мог летать, наверное, не ездил бы. Мотоцикл позволяет, хоть и низко, но лететь над землей. Это два в одном: покой, который приобретаешь в движении. Буддисты верят, что движение в покое – это не покой. Покой в движении – это покой. Когда что-то делаешь, когда есть цели, желание учиться – это можно назвать жизнью.

Каким из достижений Вашей жизни Вы гордитесь?

– Не могу сказать, что горжусь, но радуюсь, что есть фестиваль «Тарасова гора», которому уже 11 лет, – это мое детище. Также я рад, что однажды сам проехал через пять стран до Владивостока (Россия) и обратно. В то время на некоторых участках дороги еще не было асфальта. А сейчас он есть везде, менее интересно отправляться в такое путешествие (улыбается).

 

От чего в Вашей работе Вы получаете наибольшее удовольствие?

– Когда десятки, даже сотни людей к концу фестиваля подходят, жмут руку и говорят спасибо за то, что я делаю. Это пик – в такие минуты понимаешь, что все делаешь не зря.

Есть ли у Вас хобби, которое заряжает Вас позитивом и помогает восстановить силы?

– Рисование, фотографирование, общение с любимой девушкой и музыка. Я люблю ритм, обожаю барабаны. Это все меня радует, бодрит и держит в тонусе. И, конечно, еще я стараюсь развиваться. Связь должна быть с высшими силами, а без молитвы это невозможно.

Книги, упражнения, практики – это все комплексно помогает мне не стоять на одном месте. И тем более, не идти назад.

Кого сложнее дисциплинировать – подчиненных/коллег или собственных детей, как Вам кажется?

– Во-первых, сначала нужно дисциплинировать себя. А тогда уже и все вокруг дисциплинируется. Мы много лет шутим о том, что мне, как организатору фестиваля, нужен организатор меня. Все сводится к тому, что важно самому быть организованным. И внутри, и снаружи. Что касается детей, у меня есть сын, который живет в Крыму, но мне трудно его дисциплинировать, ведь я живу в Киеве. А что касается коллег – у меня нет «настоящих» подчиненных. Есть просто ребята, которые работают в моей команде – они трудятся, помогают. И общий язык мы находим, если не находим, то полюбовно расходимся. В жизни личной и профессиональной меня сложно назвать конфликтным человеком. Я не люблю ссориться.

Можете ли Вы сказать, что непреклонность и принципиальность не всегда помогают решать рабочие (или бытовые) моменты?

– Могу сказать, что на все воля Бога. Раз попробовал, второй раз, третий... Не получается, смирись. Значит, еще не пришло время. Ну, или это просто не твое. Никогда не буду усердно добиваться того, что само не идет мне в руки, ведь это означает перебирать на себя божественные функции. Если не что-то не выходит, нужно подождать или постараться отнестись к этому философски.

Были ли в Вашей жизни случаи, когда Вы сумели сдержать себя, пойти на уступки – и в итоге это принесло Вам неожиданные плоды?

– Да, именно такие случаи бывают подтверждением того, что было сказано выше.

Если кто-то навредил, иногда хочется отомстить, но я выбираю другую тактику – лучше подожду.

Пройдет время, человек сам поймет, что он был не прав, сам извинится. Или обстоятельства так сложатся, что он просто поменяет свое решение.

 

Есть ли у Вас воспоминание, которое моментально из состояния раздражения переводит Вас в совершенный релакс?

– Релакс – это берег океана, это любимая женщина. Мы на Шри-Ланке (Индия) были недавно. Катаемся так уже третий год. Я с группой из Украины провожу там 80 дней до «Тарасовой горы». Сначала посещаем достопримечательности, разъезжая на мотоциклах по острову, а в последний день делаем логическое завершение – празднуем на берегу океана.

Позволяете ли Вы себе быть сентиментальным, растроганным?

– Да, бывает. Не думаю, что это стыдно. Это нормально. Есть вещи, которые заставляют сердце дрогнуть. Сентиментальные фото, например. Когда благодарные гости фестиваля позитивно отзываются – тоже очень пробирает. Наверное, повторюсь, но это так.

Что Вы можете посоветовать людям, которые чересчур эмоционально воспринимают все, что происходит у них на работе?

– Возможно, это покажется избитой фразой. Могу сказать: отпустить, забыть, забить, относиться к этому по-философски. Но на самом деле, не только на работе, в жизни, я часто говорил своим коллегам и друзьям: «Лейтесь». Это не все понимают, а некоторые со временем к этому приходят. Но могу объяснить. Нужно быть «ручейком» – стараться умело и плавно обходить камни и другие преграды, которые могут встретиться на пути.

Если вам в жизни встречается жесткий человек, как Вы с ним находите общий язык?

– Главное – быть собой. Не играть. Я по натуре добрый, веселый, улыбчивый. Наверное, это и располагает. Мягкость – это и мой плюс, но и одновременно минус, который в некоторых моментах мешает.

В семейной жизни вы строгий и принципиальный человек?

– Строгий, но в меру. Мужчина ведущий, а женщина ведома, но всегда есть вопросы, которые нужно решать вместе.

А решая любовные вопросы, Вы звали кого-то на дуэль?

– Честно признаюсь, я никогда и никого особо не пытался покорить. Нужные люди обычно сами притягиваются. Конечно, не могу назвать себя «бабушкой божьим одуванчиком». Все в меру должно быть. Я со стороны кажусь грозным, серьезным, а когда люди начинают со мной общаться, понимают, что это не так. Это общий стереотип байкера или просто мнение, которое сложилось благодаря внешним данным. В общем, я нормальный чувак.

Почему вы любите художника Сальвадора Дали и писателя Тараса Шевченко? Они кажутся такими разными.

– Дали – одновременно хороший художник и безбашенный человек, сюрреалист. Заведение, которым я управлял в Крыму, тоже называлось Сальвадор. Это мое крымское прозвище пришло ко мне и в байкерскую жизнь. Что касается Шевченко, так сложилось, что фестиваль начался в Каневе, поэтому мы обязательно посещаем памятник Тарасу, приносим дань уважение. И хочу вам сказать, они похожи друг на друга. Один – поэт, писатель и немного художник. Второй – художник и немного поэт. Они бунтари и немного революционеры, чокнутые на всю голову гении. И что интересное, у Дали усы вверх завернуты, у Шевченко – вниз. Если объединить, получается крест.

Может ли, по вашему мнению, мягкость изменить мир к лучшему?

Cила нужна, но лишь в тех случаях, когда не помогла мягкость.

Это интересно

x
Для удобства пользования сайтом используются Cookies. Подробнее...
This website uses Cookies to ensure you get the best experience on our website. Learn more... Ознакомлен(а) / OK