Что ищут пользователи:

CексОтношенияАвтоНовостиПогода

Большой подарок для журналиста – собеседник, у которого есть желание “поговорить за жизнь“, рассказать о себе и в тоже время не тянуть одеяло на масштаб своей личности и значимости, а поразмышлять о том, с чем сталкивается в жизни каждый из нас.

В этой беседе ведущего чарта #Селекция на Джем ФМ Александра Стасова с Андреем Запорожцем много музыки – написанной и задуманной, любви и надежд - воплощенных в песни и концерты, а еще много мыслей человека, которому каждый новый день жизни приносит больше вопросов, нежели ответов.

– Этой весной анонсировался выпуск нового альбома группы SunSay. Какова его судьба?

То, что я планировал, не получилось сделать так быстро. Есть материал, достаточно много песен, около пятнадцати, которые пока лежат и ждут момента, когда я найду продюсера, с которым захочу сделать этот альбом. Возможно, мне придется поехать куда-нибудь заграницу. Я решил, что в том виде, в каком он есть, он не устраивает меня. Я не готов его сейчас выпускать из-за своего перфекционизма.

–То есть не факт, что записанный материал попадет на новый альбом?

Я думаю, что какие-то песни отсеются, какие-то еще напишутся, но основная часть материала будет использована. Там есть гармония, мелодия и кое-где и текст. Есть и полностью готовые песни, часть которых мы, возможно, будем исполнять на концертах, но говорить о выходе альбома я бы не стал, поскольку хочу взять передышку, найти время и спокойно его доделать. Все же хочется найти по-настоящему классного музыкального продюсера.

– Где ты работал над новыми песнями?

Частично материал был придуман в Харькове, частично в Петербурге, в последнем -  в основном и был записан. Мы накапливали его, пока я там находился.

– Каким критериям должен соответствовать продюсер твоего нового альбома?

Мне должна понравиться его робота. Все очень просто. Важна его стилистика. Есть люди, как Maneken, который делает очень разную музыку. Я бы работал еще с Женей (Филатовым – ред.), но он очень занят. Может, еще одну или две песни сделаем, но на счет альбома мы так и не договорились.

Читай также: Святослав Вакарчук: У меня нет прошлой жизни, я не просыпался в один день знаменитым

Я просто четко уверен в том, что сам этого делать не хочу. Я уже очень много сделал сам, был саундпродюсером своих альбомов, и тепер не в восторге от того, что получилось, поэтому буду искать дальше. Есть наметки на счет западных ребят – попробуем, подумаем, спишемся, - сейчас все возможно. А пока мы его заморозили.

– Новый альбом будет таким же концептуальным, как и Дайвер, в каждой песне которого, так или иначе, присутствовала вода?

Я не вкладывал туда символы специально, просто был такой период и так сложилось. Я интуитивно действую в творчестве, не могу сказать, что очень дальновиден. Иногда песни отображают состояние в период создания, потом это складывается в историю, и кто-то видит в этом общую линию, кто-то нет. Я могу описать в целом настроение, которое мне хотелось передать, но не могу гарантировать, что по ходу работы не родится еще что-то новое. Скорее всего, родится и будет еще что-то другое, а те песни, которые сейчас кажутся актуальными отойдут на второй план. В любом случае я не выбрасываю идеи, стараюсь применять их максимально. Идей для альбома достаточно, а вопрос, как это сделать, скорее аранжировочно-вкусовой. Мне бы хотелось сделать его максимально современным, при этом как-то необычно. Но не в авангардной музыке, а скорее более понятной. 

– Крайний сингл Love Manifest существенно отличается от всего того, что ты делал. Поклонники его не воспримут уходом в поп-музыку?  

После того, как мы решили выступить на Евровидении, думаю, что нас однозначно запишут в мейнстрим. Меня это не пугает, за это не стыдно.  Я этого не пробовал и мне всегда интересно попробовать что-то новое. Все это слова и определение, если человек может выразить в песне что-либо  - он выражает. Вопрос, в какое-то платьице это одеть второстепенный, но очень важный. Я пришел к Maneken и он сделал все очень классно, все как я хотел. Потому что он профессионал, я еще с такими людьми не работал, в восторге в этом плане от Жени. А так мы, наверное, года полтора мучились над этой песней.  Потому, что надо учиться музыке, это я про себя.

Я очень верю в эту песню, она получилась сильная. Это 100% поп-музыка, я в общем-то так и хотел. И это первый раз, когда получилось то, что хотелось. Нет, не первый, вру, конечно, часто бывает, что получается, но и иначе. Последнее время сложно с творческим процессом потому, что очень много

Читай также: Билли Новик: Без оглядки на широкие массы

отвлекающих моментов. Есть еще 5`nizza, конечно. С Сережей (Бабкиным – ред.) у нас тоже все получается, как бы мы не собрались – всегда что-то получается. Как к этому относиться, я не знаю. Интересный момент, что мы всегда делаем все вместе, это выходит быстро, спонтанно, легко и сразу. Потом проходит пару недель, слушаешь и не знаешь, как к этому относиться. Хотя я сам человек «дзенский», когда делаю – не думаю вообще, делаю все четко, сразу, но после этого возникает момент, когда ты начинаешь оценивать, включается беспокойный ум, тогда все сравниваю и никогда не бываю доволен. И это удивительно, ведь нет ничего идеального, невозможно сделать все идеально, более того,  люди часто все портят, пытаясь сделать все идеально. Надо просто вовремя отпускать то, что ты сделал и забывать об этом, не оценивать, пусть оценивают другие и время – это самое справедливое. Время всегда все ставит на свои места. То, что поверхностно - забывается, то, что настоящее - остается дольше, иногда что-то остается на века. Но к этому отношения я пока не имею.

– Что ты ищешь в сотрудничестве с другими людьми?

Я на своем месте делаю то, что могу. И я очень благодарен судьбе, что она мне посылает возможности. Но недовольство всегда преследует. Поэтому я в других людях часто ищу то, чего не хватает мне. Это, как передача энергии. В этом плане получается взаимодействовать с людьми, передавать то, что идет изнутри. Например, Джамала - удивительная певица, с такими вокальными данными, что мне и не снилось. На мой взгляд, она самая яркая вокалистка XXI века. У нее невероятный диапазон голоса, она пищит ультразвуком. К счастью, есть такие талантливые люди. 

– Твое творчество энергозатратно?

Если говорить про концерты – всегда одинаково. Это сложно объяснить, но, когда я выхожу на сцену – включается другой режим. Я открыт, люди есть - есть взаимодействие, это такой обмен, я веду куда-то людей, не всегда понимая куда, сливаясь с ними в одно целое, - получается тогда совместное, интересное действо. Если говорить о времени, которое я трачу на творчество, то могу сказать, что над SunSay я заморачиваюсь намного больше и результат намного меньше. В этом ситуация наших с Серегой поразительных отношений. Мы с ним просто садимся, и сразу рождается музыка, в этом смысле Сережа удивительный человек, и у нас с ним есть связь – с лету делаем все. Он приносит что-то, мне какие-то моменты могут не нравится, я вношу свое, мы меняем, и если мы гибкие и не давим друг друга, потому что мы оба довольно энергетически сильные люди, то получается что-то совершенно новое. Никогда он сам, никогда я сам, мы не сделаем порознь того, что сделаем вместе, это точно. Мы две разные волны, разные стихии -  всегда из этого что-то получается. И это получается сразу, мы даже не успеваем проанализировать. Я думаю, что в нашем тандеме именно в этом сила, и не стоит даже сильно вмешиваться, что-то менять, пытаться довести до какого-то совершенства, внимательно к этому стоит относиться, но без фанатизма, пусть оно будет таким, каким есть. Для меня было большое опасение, когда мы собрались, что не получится дальше ничего придумывать, но, к счастью, все работает.

– Прошло много лет, изменились вы, повзрослели. Какой стала 5`nizza 2.0.?

Принципиально ничего не изменилось. Есть просто более взрослые люди, но когда мы творим – мы все равно дети. Мы так же прикалываемся, общаемся, большой разницы не вижу. Но в плане того, насколько изменилась ситуация, мир изменился, люди другие, время другое – разница колоссальная. Мне удивительно, что эта музыка может быть актуальной и по сей день, правда. Потому что есть много другой музыки, у людей огромный выбор, и как им разобраться и понять, что им нужно в этом мире. Сейчас столько всего навалилось, что даже я чувствую себя неуравновешенным. Я чувствую большую ответственность, речь идет и про SunSay, и про 5`nizza. Для меня - это необычная ситуация. Я человек, живущий в своем мире, часто даже не вникаю в то, что происходит вокруг. Я не говорю, что это хорошо и это правильно, честно, мне, наверное, так удобно жилось какое-то время, а сейчас для меня появилась новая ситуация, поэтому сохранить спокойствие мне сложней. Так что я медитирую, по-прежнему стараюсь ко всему относиться с юмором и несерьезно к себе.

– Тебя легко вывести из себя?

Не скажу, что я вспыльчивый, может, и не совсем уравновешенный, но я не ору ни на кого, не издеваюсь. Но “фонит“, когда состояние неспокойное, люди это чувствуют. Чтобы принять важное решение – нужна ясность, нужно со стороны наблюдать, - я говорю о своем ощущении мира. Когда я наблюдаю – все происходит легко, само собой. Как только вовлекаюсь,  и что-то кажется очень важным – появляются тиски, нависает туча, начинаю суетиться, - все становится только хуже.

– Ты способен признать свою неправоту?

Бывают ситуации, когда сложно признать, что неправ. Это бывает с очень близкими людьми, как правило, в отношениях с женщинами.  Когда точно знаешь, как надо, идешь, как танк, а потом понимаешь, что это совсем не то, что нужно было делать. У меня такое бывало. Прошу прощения периодически, это необходимо – понять, что не прав, критически к себе относиться. Всегда помогает веселое отношение. Как только начинаешь серьезно считать себя особенным, возвышенным, прекрасным, да любым другим – неважно, кем человек себя возомнил, то «приходит проверка». Жизнь всегда показывает – здесь ты не такой крутой, как кажется, и прямо в точку попадает, и ты сдуваешься. Поэтому людям с большой важностью жить очень тяжело, правда. Я не хочу быть таким, стараюсь не стать. И очень тяжело как раз людям известным, потому что им часто не говорят правду, а говорят только то, что они хотят услышать. А когда люди становятся старше, с ним все соглашаются.

Читай также: Дмитрий Шуров: Перед нами меняются картинки, но суть остается прежней

Я с большим уважением отношусь к Борису Борисовичу Гребенщикову, но понимаю, что чтобы он не сказал - все будут только кланяться и соглашаться. Он великолепно выражает свои мысли, но с ним спорить было бы глупо. Мне очень нравятся его интервью, но ему в этом смысле очень сложно. Я надеюсь, что в его жизни есть люди, которые могу сказать: «Борис Борисович, здесь Вы неправы!». Это же очень полезно, когда тебе скажут правду, это не будет так, как тебе кажется,- именно здесь будет истинна. Потому, что истина неуловима, она каждый момент другая, это невозможно на нее спереться, схватиться – это всегда спонтанность.  Каждый новый момент никогда не повториться, нужно всегда исходить из того, что сейчас. В тоже время нужно опираться на то, что внутри, потому что, если нет этой опоры, спокойствия, внутреннего понимая, то жизнь превращается в сплошное страдание.

– Возвращение 5`nizza публика восприняла восторженно. Какие чувства переживали вы, возвращаясь к своим поклонникам?

Не пугает. Люди приняли нас так однозначно, они, видимо, соскучились и были так рады. Первые концерты прошли в состоянии эйфории. Даже, наверное, начиная со второго концерта. Первый мы еще не знали, как себя вести, но он тоже прошел успешно. Это было в Харькове, пришло много людей, все были счастливы, прыгали, радовались. Но раскрепоститься, так как раньше, на первом концерте у меня не получилось. Хотя и было ощущение, что все классно. Потом все пошло на ура, а дальше поехали в Америку и там раскачали народ, по Европе здорово прокатились. Удивительно, мир изменился, а то, что мы делали, по-прежнему работает.

– В творчестве 5`nizza первостепенна музыка или слова?

Иногда приходит имитация звука, а потом приходят слова, у нас обычно так – мелодия какая-то приходит, я пою рыбу, а потом проскальзывает слово. Если говорить про 5`nizza, то Серега часто слышит в моей рыбе слово, говорит: “Вот это ты спел“, а я, вроде, и не спел, а он его берет, и мы начинаем раскручивать эту тему. Все так по слову собирается. Бывает, что украинское слово похоже на мелодию, тогда мы берем украинские слова. Но чаще используем русские, поскольку я вырос в Харькове, в русскоязычной среде, думаю на русском. Я очень люблю украинский язык, мне нравится петь на нем, но все-таки мысли проще выражать на русском. И английский удобен, его я люблю за то, что петь на нем облегчение и счастье. Чтобы русский заставить звучать так, как надо, приходится попотеть, подобрать слова так, чтобы это было музыкально. Может, потому, что у меня такой подход, я всегда стараюсь воссоздать такие стили, которые придуманы на английском, поэтому я русский всячески стараюсь поломать.

Хотя мы сегодня вспоминали про Сашу Васильева, я восхищаюсь им как поэтом, он совершенно не боится ритмики русского языка и очень естественно, просто поет по-русски, и ничего не ломая, при этом создает великолепную поэзию. Тут каждый волен делать, как хочет. Мы же всегда хотим сделать фанк, хип-хоп, что-то такое связанное немного с афроамериканцами, только по-русски, по-своему, и смешиваем это с какими-то штуками. Если говорить про 5`nizza – было именно так. Поэтому оно получает свое странное звучание. В целом, я не вижу смысла цепляться за шаблоны, нельзя все время повторяться, пытаться всех чем-то удивить. Быть новым – тоже нет смысла. Постепенно приходит взросление, метаться, как раньше, лично мне тоже не хочется. При этом хочется искать и найти простую форму выражения, но с долей эксперимента. И если этот баланс удастся найти, то получится. Но это я говорю о своих мыслях. Неизвестно, что и как люди воспримут, никогда не знаешь.

– Когда ты создаешь очень личную песню, у тебя не возникает грань откровенности, за которой начинается уязвимость?

В текстах я всегда искренен. Не буду говорить то, чего не чувствую. Может быть, какие-то вещи добавляются, если они хорошо звучат. Скажем, как правило, есть идея, состояние, но потом интуитивно добавляешь в течении долгого времени , оно тогда может пестрить разными состояниями, но нечестным быть нельзя. Насколько уязвим? Да, я недавно давал интервью и понял, что не мог сказать некоторые вещи, я что-то придумал, а проблема совершенно в другом -  нет конекта с человеком. Начинаешь говорить - и приходит ступор. Это было очень странно для меня. Понятно о чем говорить, а разговор не складывается. Для меня очень важен собеседник, если я чувствую человека, если у него есть искренний интерес и есть диалог – получается гармонично. Если человек просто работает или у него есть свое отношение, я чувствительный человек, понимаю, когда он подкалывает или появляется негатив, тогда становится некомфортно, становится очень сложно общаться. Я могу говорить, но сразу хочется закрыться. Это энергетические штуки, их сложно объяснить словами, но они есть. С любым человеком, когда общаешься, если есть открытость и желание понять друг друга – может получиться интересный диалог. Если его нет – интервью очень сложно дается.  Я не мастер скрывать чувства, я это понял. Моменты слабости, моменты силы – это у всех есть. Бывает, что делаешь все вовремя, круто, в тонусе находишься, а бывает, что устал, тебя размазало, сил нет, нет желания общаться. Всякое может быть, все меняется, астрология, погода – все работает. Но и обращать внимание на это, раскисать – нет времени, продолжаем работать, что делать?

– Ты часто выходишь из зоны комфорта?

Я люблю попадать в неожиданные ситуации – это оживляет. И попадать в новые компании, например, людей, которые на меня еще не навешали ярлыков. К счастью, это происходит, я много путешествую, это бывает довольно часто. Так чисто с человеком общаешься, у него нет о тебе никаких представлений,  не окрашивает тебя ни в какой цвет. Иногда получается с незнакомыми людьми пообщаться. Не люблю застаиваться на одном месте. Это все внутри – можно быть на одном месте, при этом жить, а можно заснуть.

– С каждым годом, наверное, все меньше встречается людей, которые  тебя не знают?

Полно таких людей, старше, в поездах таких встречаю. Не в клубах, конечно. Не жду, чтобы они узнали, это наоборот меня очень обламывает, правда. Общаешься с человеком, он тебя не знает, и тут он понимает, смотрит такими глазами, и я сразу понимаю, и такой: «Ну, вот и все». И он начинает говорить то, что и другие люди обычно говорят, и тогда все ломается. Так и с девушками много раз было. На самом деле не интересно слушать восторг, в свой адрес, когда тебе 36, и ты добился много в жизни, а это, по сути, мешает. Это подпитывает человеческое эго. Эта ситуация не полезна. Я останавливаю. Говорю: “Расскажи, что у тебя происходит?“.

–Общаешься с поклонниками в соцсетях?

Читаю в основном Instagram, потому что сам его веду, мне интересна реакция людей на какие-то вещи. Я часто смеюсь. Долгое время думал, что людям интересно то, что и мне, а оказалось – не всегда. Любой пост с Серегой Бабкиным, или когда меня кто-то сфотографировал – вызывает больше реакции, чем природа, которую я снимаю. Я совершенствуюсь в фотографии, пытаюсь что-то по-новому сфотографировать, часто вещи, которые мне кажутся красивыми – вообще никому не интересны.

– Просьбам сфотографироваться с поклонниками не отказываешь?

Без проблем, легко. Перестал людям отказывать. Хотя бывает, что очень много людей, тогда приходится. Это получается механически. Я в этом не вижу смысла. Одно дело, когда ты успел с человеком поговорить, это может иметь какую-то ценность. А то, что я нарисовал закарлючку – это не может быть ценным, их двести, не можешь вложить сердце в каждую. Сидишь, как на конвейере - вот это работа. На сцене – не работа. А что касается автографов – работа. Редко бывает иначе. Вот Ваня Дорн со мной сфотографировался, было приятно, я очень уважаю его творчество, недавно с ним познакомился. Пообщались, даже успели записать с ним немножко кое-что, с лету, очень забавно. Конечно, когда люди, которых ты уважаешь, уважают тебя – это приятно. Но фотки, что фотки? Хотя, для многих это важно. Старые фотки это другое, если больше 10 лет - это история, это интересно. Смотришь на другого человека. Я очень люблю старую фотографию. Мне кажется, что если фотографировать людей на улицах, то через 20-30 лет - это будет очень интересно. Сейчас никого не удивишь обычным уличным фото, допустим, репортажным. А мне очень нравится этот жанр. Частенько, когда путешествую, хожу просто снимаю, у меня много фотографий людей. Интересней те фотографии, где они не замечают, как их снимают. Мне кажется, что через 30 лет эти фотографии могут быть интересными потому, что это будет история. Жизнь будет другая, будет интересно, что было 30 лет назад. Фотографировать людей интересней, чем что-либо другое. Природу тоже интересно, но это надо уметь. Я интересуюсь портретами больше, хотя я полнейший неуч.

– Когда наблюдаешь за людьми, не моделируешь их поведение - как они живут, чем интересуются?

Можно почувствовать, когда знакомишься с человеком, чем он сейчас живет. Но делать выводы…есть люди похожих типов, всегда можно ошибиться условно назовем это лестницей, и вот мы все на

Читай также: 5'nizza определяется с выпуском нового альбома

разных этажах и ступеньках, все-все люди, кто-то начинает развитие, кто-то развит, но стоит на месте, кто-то развивается, тянется. И мы все по этим лестницам ходим вверх и вниз. Можно судить, кто на лестнице ниже тебя или, кто рядом с тобой, ты еще можешь хотя бы представлять, что это за человек. Как только ты встречаешь человека, который на лестнице выше – судить, о таком человеке  нельзя вообще никак. Можно прилепить на него штамп, но это не так. Я не из тех людей, которые хотят говорить о том, кто на каком этаже, я не ставлю себя выше, но, как показывает опыт, люди действительно на разных стадиях. Это не зависит от положения в обществе, не от возраста - я говорю о внутреннем состоянии, ты просто чувствуешь, что внутри человек просто светиться.  Ты общаешься и понимаешь, что тоже начинаешь светиться. Так бывает, что ты тоже можешь кого-то вдохновить. Бывает наоборот, что люди, как черные дыры – поглощают, сжирают все вокруг, думают только о себе и пользуются всем, что вокруг. Есть люди, которые все время делятся, они могут не знать в теории, как это называется, это не важно. Мы все живем в этом мире, но при этом в разных реальностях. Но все время соприкасаемся.

– В твоей системе энергообмена ты ток кто отдает или потребляет?

Могу сказать, что и так, и так. В какие-то моменты я вдохновляю, могу сделать много для других.  Я точно знаю, что мне иногда нужно отдыхать и некоторые люди меня вдохновляют  и мне дают, то, что мне нужно. И если есть обмен – это здорово. В любых отношениях так и должно быть, он дает - ты даешь, появляется что-то третье, от чего мир становится только лучше. Мне много таких людей встретилось, которые меня вдохновили и радуют, и это взаимно. 

Это интересно

x
Для удобства пользования сайтом используются Cookies. Подробнее...
This website uses Cookies to ensure you get the best experience on our website. Learn more... Ознакомлен(а) / OK